Свежие комментарии

  • Alex Немо
    И не плохо бы автору для начала позаниматься русским языком. Ну так, просто чтобы стыдно не было за то что он постит.Черкесы во Второй...
  • Алексей Сафронов
    ...по страданиям о поражениям и потерям Чуркесов, ещё остались те, кто произошедшее в те времена с ними, хочет приотк...К 250-летию начал...
  • Алексей Сафронов
    Наверняка, это многословное словоблудие, отражает точку зрения адептов из остатков вымершего народа на северном Кавка...К 250-летию начал...

О аулах черкесов на Балканах

В селе имелись мельницы. Этим, в основном, занимались Жьэу (Ха- сани) Индар и его сын Шаип. Первая мельница, водяная, была постро­ена на Лабе, позже ее сделали электрической. Помимо этого, была боль­шая мельница, совладельцами которой были Хуцуко Шалих, Тли т Яхья, Жьэу Якуб. В 1955 году по решению государства закрыли водяную мельницу. В селе вода в дома не была проведена, но каждая семья имела свой колодец, над некоторыми возвышались деревянные журавли, и были колодцы, откуда воду доставали с помощью веревки. Прежде чем по­строить колодец, семья выбирала подходящее место. Затем нанимали албанцев, мастеров в этом деле, они и копали скважину глубиной в де­вять-десять метров. В зависимости от вырытой глубины производи­лась и оплата, следует заметить, что эта работа стоила дорого. После того, как выроют скважину, ее обкладывали прочным кам­нем, который привозили из определенного места. Камень этот называл­ся «Чэтмыжъо», он был отшлифован природой и из него не сыпался песок. В селе имелись

О аулах черкесов на Балканах

В селе имелись мельницы. Этим, в основном, занимались Жьэу (Ха- сани) Индар и его сын Шаип. Первая мельница, водяная, была постро­ена на Лабе, позже ее сделали электрической. Помимо этого, была боль­шая мельница, совладельцами которой были Хуцуко Шалих, Тли т Яхья, Жьэу Якуб.

В 1955 году по решению государства закрыли водяную мельницу.

В селе вода в дома не была проведена, но каждая семья имела свой колодец, над некоторыми возвышались деревянные журавли, и были колодцы, откуда воду доставали с помощью веревки. Прежде чем по­строить колодец, семья выбирала подходящее место. Затем нанимали албанцев, мастеров в этом деле, они и копали скважину глубиной в де­вять-десять метров. В зависимости от вырытой глубины производи­лась и оплата, следует заметить, что эта работа стоила дорого.

После того, как выроют скважину, ее обкладывали прочным кам­нем, который привозили из определенного места. Камень этот называл­ся «Чэтмыжъо», он был отшлифован природой и из него не сыпался песок.

В селе имелись и общественные благотворительные колодцы. Один из них был построен лет за пятнадцать до переселения на средства Юсуфа, внука Жьэу Якуба (его сегодня уже нет в живых, умер в Тур­ции). Он дал себе слово, что построит такой колодец, и сдержал его. И по сей день проходящие мимо колодца, стоящего на обочине дороги, пьют из него воду, останавливаются передохнуть. Вода в нем очень вкусная, холодная. Назывался он колодцем Юсуфа. Кроме этого, Сафа- роко Ибрагим тоже вырыл колодец, но недалеко от этого места постро­или мост, что немного ухудшило качество воды.

В селе было три кладбища. Одно из них находилось в самом цен­тре села. Но затем его закрыли, больше там не хоронили, огородили забором с калиткой и оставили только для посещения.

Другие два кладбища тоже были огорожены и располагались непо­далеку от поселения. Одно из них принадлежало зареченцам, другое — роду Цеевых. Зареченское кладбище было расположено на высоком берегу Лабы. Огород жены эфенди примыкал к территории мечети, поэтому она завещала превратить ее огород в кладбище. Ее саму после смерти похоронили на этом же кладбище. Она также завещала, что за тех, которых хоронили здесь, должны были заплатить одну красную зо­лотую монету. Желающие, чтобы их похоронили на этом кладбище, дол­жны были предварительно купить землю (место). Вырученные деньги тратили на нужды мечети. У кого не было золота, могли заплатить 100— 120 марок. Столбики у изголовья и ног покойника делали из дерева, за­тем стали мастерить их из камня. Как правило, каменных надгробий не ставили, цветы не высаживали, сажали только деревья, но не фрукто­вые. Посаженные деревья акации будто огораживали кладбище. Моги­лы не принято было огораживать.

Следует заметить, что в селе не было бани, мыться отправлялись в город Вучитрно, расположенный на расстоянии восемнадцати кило­метров от них. Нельзя утверждать, что село выглядело благоустроен­ным: дороги и улицы не были вымощены, по их неровной поверхности ходить было нелегко, они к тому же и не освещались. До последнего времени в селе не было бытового газа для приготовления пищи.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх