Свежие комментарии

  • Alex Немо
    И не плохо бы автору для начала позаниматься русским языком. Ну так, просто чтобы стыдно не было за то что он постит.Черкесы во Второй...
  • Алексей Сафронов
    ...по страданиям о поражениям и потерям Чуркесов, ещё остались те, кто произошедшее в те времена с ними, хочет приотк...К 250-летию начал...
  • Алексей Сафронов
    Наверняка, это многословное словоблудие, отражает точку зрения адептов из остатков вымершего народа на северном Кавка...К 250-летию начал...

86. Переговоры владетеля Абхазии с садзскими и убыхскими князьями в укр. Св. Духа в 1841 году

2.103 Рапорт и. д. начальника Черноморской береговой линии И. Р. Анрепа командиру отдельного кавказского корпуса Е. А. Головину о присяге на верность джигетских и убыхских дворян. 25 мая 1841 г. От 6 мая за № 133 я имел честь доносить вашему высокопр-ву об изъявлении покорности джигетским обществом Хамыш. Теперь имею честь донести, что все приморские джигеты и часть убыхов присягнули на вечные времена на подданство его и. вел. и выдали аманатов. Считая себя особенно счастливым, что могу донести вашему высокопр-ву о таком событии, прошу позволения представить подробности и ход этого дела, обещающего весьма важные последствия. Народ, живущий на пространстве между убыхами и Абхазиею называется Саадзен, а у грузинских племен известен под именем Джигетов. Джигеты говорят абхазским языком, и в обычаях более сходны с абхазцами, чем с другими соседями своими, убыхами. С древних времен владетели Абхазии имели на них влияние и пользовались большим уважением этого народа. Главные княжеские и дво

2.103 Рапорт и. д. начальника Черноморской береговой линии И. Р. Анрепа командиру отдельного кавказского корпуса Е. А. Головину о присяге на верность джигетских и убыхских дворян. 25 мая 1841 г. От 6 мая за № 133 я имел честь доносить вашему высокопр-ву об изъявлении покорности джигетским обществом Хамыш.
Теперь имею честь донести, что все приморские джигеты и часть убыхов присягнули на вечные времена на подданство его и. вел. и выдали аманатов. Считая себя особенно счастливым, что могу донести вашему высокопр-ву о таком событии, прошу позволения представить подробности и ход этого дела, обещающего весьма важные последствия. Народ, живущий на пространстве между убыхами и Абхазиею называется Саадзен, а у грузинских племен известен под именем Джигетов. Джигеты говорят абхазским языком, и в обычаях более сходны с абхазцами, чем с другими соседями своими, убыхами. С древних времен владетели Абхазии имели на них влияние и пользовались большим уважением этого народа. Главные княжеские и дворянские фамилии Абхазии в родстве с джигетскими. Самое общественное устройство обоих народов одинаково: княжеские и дворянские фамилии составляют сильную партию, в руках которой находится власть, никем не оспариваемая. Со времени покорения Абхазии, союз между сею землею и джигетами уничтожился, а в последние годы обратился во вражду. Джигеты, столь же воинственные, как и убыхи, соединились с сими последними и участвовали с ними во всех движениях против Абхазии, или против наших укреплений. Джигетов можно разделить на две главные части: на горных, т. е. Ахчипсоу, Аибга и Псху, и на приморских, т. е. Хишха, Цвандрипш, Геча, Ареда и Хамыш. Первых можно считать до 2 тыс., вторых до 3 тыс. домов. Горные джигеты живут в верховьях рек: Мдзымты, Псоу и Бзыба, в крае бедном и доступном только по немногим трудным путям. С давнего времени эти места сделались убежищем всех людей беспокойных и преследуемых нашим правительством или мщением своих одноземцев. Между окрестными народами, горные джигеты не пользуются славою храбрости и особенной воинственностью, но они самые неутомимые и предприимчивые разбойники. На северной покатости Кавказа они известны своими хищничествами, под именем медовеевцев.
[img]"[/img]
Князь Григорий Гагарин. Совещание черкесских князей в окрестностях Сочи. 1847 год. Князь Григорий Гагарин. Совещание черкесских князей в окрестностях Сочи. 1847 год. Земля приморских джигетов пересечена высокими отраслями гор, особенно на пространстве между реками: Бзыб и Псоу, но между этими горами много долин, удобных для хлебопашества и вообще этот край богатый и весьма населенный. Близость моря и торговля приучили приморских джигетов к некоторым удобствам жизни, а потому занятие нами берега и усиленное крейсерство имели на них непосредственное действие. С другой стороны укр. Гагры заграждало лучший путь в Абхазию и для всех предприятий против сего края, джигеты должны были идти чрез снеговые горы, путем трудным и ненадежным. Несколько лет тому назад Хаджи-Берзек, потеряв там 700 человек, занесенных метелью, дал клятву никогда не ходить горами в Абхазию. Между тем мы имели все средства ко вторжению в землю джигетов, нередко грозили этим, а иногда по возможности и выполняли свои угрозы. Еще в 1838 г. собиралась экспедиция для покорения Псху, общества имеющего 300 дворов, разбросанных по верховьям р. Бзыба. Обстоятельства помешали этому движению, но в 1839 г. псхувцы покорились сами. Вслед за этим в начале 1840 г. покорилось общество Хишха (150 дворов), принадлежащее князьям Анчабадзе, и несколько деревень в Цвандрипше, ближайших к Абхазии. Эта покорность, хотя была искренняя, но совсем ненадежна, пока остальные джигеты не только не были покорены, но возбуждаемые слабостию тогда наших гарнизонов, вместе с убыхами были главными виновниками общего восстания черкесских племен. Осенью прошлого года покорившиеся деревни в Цвандрипше и Хишха, были ограблены партиею Хаджи Берзека, который, кроме штрафа, взял с них присягу не входить в сношение с русскими. Между тем в конце 1840 г. дела наши на восточном берегу приняли другой вид: укрепления приведены в лучшее оборонительное состояние, гарнизоны усилены, в Абхазии образован резерв, двухкратное движение в Цебельду и особенно уничтожение Дала, считавшегося недоступным, заставили джигетов подумать о своей безопасности, а как приморские жители, первые подверглись действиям войны, и сверх того более других терпели от настоящего положения дел, то естественно, что они сделали первый шаг к покорности. Но я спешу доложить вашему высокопр-ву, что главным виновником покорения джигетов был владетель Абхазии ген.-майор кн. Михаил Шервашидзе, которого ревность к пользам нашего правительства превосходит всякую похвалу. В последние годы он не упускал никакого случая, чтобы действовать на джигетов или силою оружия или убеждениями. Удачные внезапные высадки его на неприязненный берег, при содействии местного начальства, распространили страх между прибрежными жителями, а в то же время он не щадил никаких издержек, чтобы склонить на нашу сторону самых значительных людей между джигетами. Совершенное знание обычаев и языка, издревле сохранившееся почтение к дому владетелей Абхазии, и, наконец, личные достоинства кн. Михаила давали особенную силу его убеждениям. При том же он мог, в подтверждение своих слов, указывать на пример Абхазии, которая в подданстве его и. в., сохранив все свои права и обычаи, достигла небывалого прежде благосостояния. Прибыв в Бомборы, я получил донесение кн. Михаила от 29 апреля за № 67 о принесении покорности джигетским обществом Хамыш (250 дворов), живущим на границе убыхов, и в то же время узнал, что джигеты, и даже убыхи приглашают владетеля Абхазии в укр. Св. Духа для переговоров о мире. Я воспользовался этим случаем, и посетив все абхазские укрепления и Марамбу отправился с нач-ком 3-го отделения полк. Муравьевым, в укр. Св. Духа, взяв с собою на пароход кн. Михаила, подполк. Каци Маргани и несколько других почетных дворян абхазских. На другой день после нашего прибытия, т. е. 9 мая, начали собираться в большом количестве князья и дворяне джигетские и убыхские, с последними прибыл Хаджи Берзек Догумоко и племянник его Берзек-Керентух, человек лет 35-ти, известный предводитель партий во всех предприятиях против Абхазии, наших береговых укреплений и на северной покатости Кавказа. Владетель Абхазии немедленно вошел с ними в переговоры, которые производились на картечный выстрел от укрепления. Кн. Михаил, по общему обычаю в сем крае, воспитывался в доме Хаджи Берзека, где жил до 9-летнего возраста: эти связи у горцев столь же священные, как кровное родство, кн. Михаил с особенною пользою употребил, чтобы склонить на нашу сторону своего старого воспитателя. В обоих Берзеках не видно было никакого ожесточения, но тут были другие убыхи, с Вардане и из окрестностей укр. Головинского, которые поддерживали закоренелую вражду своих соплеменников и противились всякой мысли о миролюбивых сношениях. Переговоры длились еще 2 дня, в продолжение которых многие счастливые обстоятельства имели влияние на расположение горцев. В Гаграх собрался отряд, в то время как одни высаживали там войска, другие доставили 14-й резервный батальон в Сухум и укомплектование в укрепления Вельяминовское, Лазарева, Навагинское и Св. Духа. Суда военные и купеческие двигались беспрестанно, азовские ладьи переезжали из одного укрепления в другие я имел честь доносить вашему высокопр-ву о недавних отважных предприятиях этих деятельных крейсеров. Вообще горцы видели большое движение на море, усиление гарнизонов, сбор войск, и особенно джигеты, боялись экспедиции в их землю, чем распространил слух полк. Муравьев. После долгих переговоров все остальные джигетские приморские общества, как то: Цандрипш, Геча и Ареда (2500 дворов) единодушно согласились покориться, а к ним пристал и убыхский кн. Аубла Ахмет, которого владения простираются между устьями рек Мыца, Соче и Псаха и состоят из 700 дворов. Это родило в сборище раздоры, многие убыхи говорили о нарушении общественной клятвы и грозили наказать изменников силою оружия, но джигетские князья и Аубла-Ахмет с своей стороны обязались соединиться между собою для взаимной защиты, в случае неприязненных действий убыхов против кого-либо из них. Берзеки не предпринимали ничего решительного. Старый Хаджи, опасаясь потерять все свое влияние на народ, говорил в собрании против мирных сношений с русскими, но с другой стороны, выслушав все обещания владетеля тайно дал ему слово, что не будет противиться покорности убыхов, если они на оную решатся. Хаджи Берзек в тот же день уехал со своими дворянами из собрания, не согласившись даже со мною видеться. Племянник его Керентук сделал гораздо более: зная, что он с дядей в большой дружбе, джигеты и убыхи спрашивали его совета, или почти позволения принести покорность и получили знак, из которого могли заключить, что он не будет тому противиться. Он был у меня в укреплении и дал мне и владетелю Абхазии слово за себя и за дядю, что у убыхов не будет такого сборища, которое бы могло быть опасно покорившимся. Вообще Керентук показался мне человеком замечательным и могущим впоследствии быть для нас весьма полезным. Я не нашел в этом человеке ожесточения против русских, но, к сожалению, увидел чрезмерную недоверчивость, рожденную опасением измены, которой, говорят, были примеры. Большого труда стоило мне уверить его, что никогда русский царь не одобрит того, что в 1839 г. голова Хаджи Берзека была оценена. Между тем видно, что эта ошибочная мера имела дурное влияние на наши отношения с горцами. 12 мая убыхский кн. Аубла Ахмет первый принес торжественную присягу за себя из всех подвластных ему дворян и простолюдинов на вечное подданство его и. в. государю всероссийскому и обязался выдать в аманаты сына своего и 2-х сыновей значительнейших дворян своих. За ним следовали все джигетские князья и дворяне приморских обществ: Цвандрипш, Геча и Ареда. Присяга совершена на Коране, под открытым небом, близ укрепления, в присутствии большого стечения народа. Каждое из 3-х обществ обязалось выдать по 3 аманата из малолетних детей главных князей и дворян. Присяга джигетов и их покорность имели весь вид искренности, ее прочность будет зависеть от того, останутся ли в покое убыхи, абадзехи и шапсуги, или всеми силами будут немедленно действовать против покорившихся. Между тем важный шаг уже сделан, и теперь от нас зависит не только удержать приобретенное, но и заставить других непокорных последовать тому же примеру. Для этого сильная сухопутная экспедиция в земле убыхов в сем году еще более нужна, чем прежде, с тою только разницею, что покорение джигетов подвинуло нас на целый год к цели и дозволит располагать способами этого края, при действии непосредственно в земле убыхов, т. е. в центре силы враждебных нам племен. Горные джигетские общества, т. е. Ахчипсоу и Аибга (до 1700 дворов), если не покорятся до движения отряда в их земли, то по крайне мере это покорение силою оружия не оставит никакого затруднения. Между тем для заведывания покорившимися джигетами и убыхами я назначил им приставом состоящего при мне по особым поручениям Гусарского его величества короля витембергского полка, поручика кн. Александра Шервашидзе. Как брат владетеля Абхазии, знающий язык и обычай народа, этот офицер вместе с тем весьма приятен и джигетам, которых князья приходили меня за оный благодарить. По окончании таким образом всех дел, владетель Абхазии ген.-майор кн. Михаил Шервашидзе с полк. Муравьевым и несколькими офицерами, в сопровождении князей и дворян джигетских, отправились сухим путем из укр. Св. Духа в Гагры, по дороге, где доселе еще никогда не были русские. Всем присягавшим князьям и дворянам я дал подарки вещами и деньгами, не в виде награды, но чтобы сообразоваться с обычаями этого народа, жадного к корысти. Я полагаю такую раздачу потому важною, чтобы привлечь других непокорных горцев последовать тому же примеру. Сумма, розданная мною, в сложности простирается до 39-ти червонцев и 2311-ти руб. сер., но из представляемого при сем подробного списка ваше высокопр-во изволите усмотреть, что в частности эти подарки были весьма малы. По неимению у меня на это денег, я занял их из казенных сумм Черноморского линейного № 8 батальона и осмеливаюсь покорнейше просить ваше высокопрво о приказании возвратить мне эти деньги, или о дозволении вывести их расходами из сумм, ассигнованных мне в сем году на инженерные постройки по береговой линии, из коих я надеюсь сделать некоторые сбережения. Вместе с сим имею честь представить вашему высокопр-ву список князей и дворян убыхских и джигетских, кои при настоящем случае и прежде того оказывали особенную ревность к пользам нашего правительства. Вообще это люди, имеющие наиболее влияние в своем народе, чины, которые я осмеливаюсь им ходатайствовать, будут служить видимым знаком их обязанностей в отношении к правительству и возбудят в них полезное соревнование. Я с намерением ходатайствую о назначении им весьма малого жалованья, дабы иметь случай входить с представлениями об увеличении оного тем, кои окажут впоследствии особенные услуги. Я уже докладывал вашему высокопр-ву выше, что главный виновник этого счастливого события есть владетель Абхазии ген.-майор кн. Шервашидзе, коему принадлежит весь успех сего дела. Во всем, что может относиться к пользам нашего правительства, в нем всегда можно найти самого ревностного и полезного сотрудника. Осмеливаюсь покорнейше просить ваше высокопр-во ходатайствовать о пожаловании ему ордена св. Анны I-й степени. При этом долгом считаю обратить внимание вашего высокопр-ва на заслуги и нач-ка 3-го отделения полк. Муравьева, достоинства этого отличного штаб-офицера вам лично известны и я могу только сказать, что он исправляет ныне свою должность, несмотря на расстроенное от раны здоровье, стою же неутомимою деятельностью, которая его всегда отличала. Полк. Муравьев, предшествовавшими распоряжениями и сношениями своими, имел весьма важное влияние на настоящую покорность джигетов и убыхов. Вообще я не могу иметь лучшего себе помощника в этом крае, требующем большой деятельности и разнообразных способностей. Мне остается только просить милостивого ходатайства вашего высокопр-ва о награде абхазского жителя подполк. Каци Маргани. Несмотря на престарелые лета свои, он беспрестанно находится на службе при владетеле Абхазии и при нач-ке 3-го отделения. При всех движениях в Цебельду и Дал, подполк. Каци Маргани был с полк. Муравьевым и командовал милициями. Ваше высокопр-во изволите знать, какой вес имеет этот старик не только между абхазцами, но и между окрестными непокорными племенами. При настоящем случае он был самым деятельным помощником владетеля Абхазии и во все время оказывал самое похвальное усердие и деятельность, несоразмерную с его престарелыми летами. Имею честь почтительнейше просить ходатайства вашего высокопр-ва о производстве подполк. Каци Маргани в следующий чин с состоянием по кавалерии при Отдельном Кавказском корпусе. Верно: Геншт. полк. Филиппсон. На препроводительной бумаге (л. 7) резолюция Николая I: «Слава Богу! преважное дело и лучше всякой победы оружием. На все просимое согласен; ген. Анрепу объявить рескриптом совершенное удовольствие за благоразумные действия, а полк. Муравьева в ген.-майоры». Помета рукой А. И. Чернышева: «Немедленно заготовить исполнение, уведомив ген. Головина, что е. в. угодно было при чтении копии с донесения ген. Анрепа к нему собственноручно отметить эти награды; то же самое написать и ген. Анрепу. О производстве Муравьева сообщить немедленно дежурному генералу. Весьма нужное». ЦГВИА, ф. ВУА, д. 6435, 1841 г., лл. 8 – 10 об. Копия

П.С. В рапорте который был выше представлен Аубла Ахмет обозначен как убыхский князь, тогда как это садзский князь. Само слово "аубла" на абхазском языке означает "прорицатель, ясновидец, пророк". Этимологи говорят, в этом фамильном имени содержится историзм "бла" глаз, и "ау" даль. Внутренняя семантика: далеко смотреть, видеть. И согласно преданиям, род Аублаа почитался как происходящий от святого человека, как если бы это был пророк.

Кроме этого с абхазским миром род Аубла связан еще и характерной святыней - Аублаа-рныха, сейчас это гора Батарейка в городе Сочи. Слово "рныха" означает "их святилище", то есть, святилище представителей рода Аубла. Форма с двумя "аа" в конце фамилии, это формант множественного числа.

Ф. Торнау в своих докладных записках фамилию сочинских князей Аублаа записал в виде Облагу. Это заимствованная форма в адыгских языках из абхазского, причём из архаичного абхазского, сохранявшего фарингальный аппроксимант "ʕ" (гI), который потом в адыгских языках дал "гъу" - Уэблагъуэ.

#сочи #абхазы #садзы #убыхи #абаза #адлер #восточное причерноморье #аубла

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх