Свежие комментарии

  • Alex Немо
    И не плохо бы автору для начала позаниматься русским языком. Ну так, просто чтобы стыдно не было за то что он постит.Черкесы во Второй...
  • Алексей Сафронов
    ...по страданиям о поражениям и потерям Чуркесов, ещё остались те, кто произошедшее в те времена с ними, хочет приотк...К 250-летию начал...
  • Алексей Сафронов
    Наверняка, это многословное словоблудие, отражает точку зрения адептов из остатков вымершего народа на северном Кавка...К 250-летию начал...

61. Мисимияне: Агафий Миринейский

В VI в. Восточная Римская империя, во времена царствование императора Юстиниана, стремилась расширить зону своего влияния, не только на Западе и Юге, но и на Востоке. Полководцы Юстиниана завоевали королевства вандалов в Африке, остготов в Италии, отняли у вестготов южную часть Испании и Балеарские острова. Войны Юстиниана требовали громадных расходов. Положение Византии осложнялось также тем, что при Юстиниане снова началась ожесточённая борьба за Закавказье, являвшаяся продолжением той борьбы, которую ещё Римская империя вела с государством парфян и сассанидов. В 385 г. Византия должна была согласиться на невыгодный для неё раздел Армении. Господствующее положение Иран занял и в Иверии. Но закрепиться прочно в этих странах ему не удалось. В IV-V вв. Армения и Грузия приняли христианство из Византии. А уже в VI в. Византия водворилась в Лазике и прилагала все усилия, чтобы не допустить туда персов. В рассматриваемом эпизоде, рассказывается о миссии Соттериха. О том, как в 554 г. в Мис

Агафий Миринейский (536—582) — византийский поэт и историк, часто называемый также Схоластиком (адвокат) в связи с его профессиональной деятельностью.

В VI в. Восточная Римская империя, во времена царствование императора Юстиниана, стремилась расширить зону своего влияния, не только на Западе и Юге, но и на Востоке.

Полководцы Юстиниана завоевали королевства вандалов в Африке, остготов в Италии, отняли у вестготов южную часть Испании и Балеарские острова. Войны Юстиниана требовали громадных расходов.

Положение Византии осложнялось также тем, что при Юстиниане снова началась ожесточённая борьба за Закавказье, являвшаяся продолжением той борьбы, которую ещё Римская империя вела с государством парфян и сассанидов. В 385 г. Византия должна была согласиться на невыгодный для неё раздел Армении. Господствующее положение Иран занял и в Иверии. Но закрепиться прочно в этих странах ему не удалось. В IV-V вв. Армения и Грузия приняли христианство из Византии. А уже в VI в. Византия водворилась в Лазике и прилагала все усилия, чтобы не допустить туда персов.

В рассматриваемом эпизоде, рассказывается о миссии Соттериха. О том, как в 554 г. в Мисиминию прибыл византийский чиновник Соттерих, который привёз деньги, ежегодно выплачиваемые империей аланам за охрану перевальных путей. В этот момент мисимианам стало известно, что он собирается передать аланам их крепость Бухлоон, чтобы не возить деньги через Кавказские горы в Аланию. Что из этого получилось...

Военачальник же Сотерих отправился в указанный ему путь. Ибо он привёз императорские деньги для раздачи соседним варварам в качестве императорской субсидии. Эта раздача производилась ежегодно с древних времён. Следовали за ним и старшие сыновья Филагрий и Ромил, чтобы тотчас по выходе из домашней обстановки приучаться к посильным трудам, так как они уже достигли возмужалости и были способны к труду. Третий же из них, Евстратий, был оставлен в Византии, так как еще был очень молод и, сверх того, слабого телосложения. Когда Сотерих пришёл в страну мисимиан, они были подданными царя колхов, так же как апсилийцы. Но язык у них разный, так же как и нравы. Живут же они севернее народа апсилиев и несколько восточнее. Итак, когда он пришёл к ним, они были заняты обсуждением вопроса о его намерении передать одно из их укреплений, расположенных у самых границ лазов, которое они называют Бухлоон, аланам, чтобы послы более отдалённых народов, собираясь там, получали субсидии и чтобы больше не было необходимости привозящему деньги огибать предгорья Кавказских гор и самому идти к ним. Когда мисимиане об этом или узнали, или только подозревали, они послали к нему двух наиболее знатных людей, по имени Хада и Туана. Те находят его, остановившегося возле самого укрепления. Подозрения их ещё более усилились. Они сказали: «Ты хочешь нас обидеть, военачальник. Не подобает тебе позволять другим отнимать наше, ни самому этого желать. Если же у тебя нет такого намерения, как можно скорее отсюда уходи и избери себе другое местопребывание. У тебя не будет недостатка в необходимых продуктах: мы все будем доставлять. Здесь же тебе оставаться нельзя никоим образом, и мы не допустим, чтобы ты медлил и оставался здесь». Сотерих полагал, что никак нельзя стерпеть столь дерзкие речи. Считая, что нельзя позволять подданным колхов, которые повинуются римлянам, так неистовствовать против римлян, он приказал своим телохранителям избить их палками, которые те носили. Те жестоко с ними расправились и отпустили их полумёртвыми. Совершив это, Сотерих оставался там же, полагая, что из этого не произойдёт никакой беды и что ему так же нечего бояться, как если бы он подверг телесному наказанию своих преступных рабов, и затем, когда настала ночь, беззаботно лёг спать, не расставив никаких караулов. Равным образом его сыновья, спутники, домашняя прислуга и рабы, следовавшие за ним, все они более [88] беззаботно, чем следовало в неприятельской стране, предались сну. Между тем мисимиане, не стерпев полученного оскорбления, вооружившись, набросились на них и, ворвавшись в помещение, где почивал военачальник, немедленно перебили спавших рабов. Когда, естественно, поднялся сильный крик и шум, сознание беды дошло до Сотериха и прочих, которые там находились. Когда они со страхом соскочили со своих постелей, ещё отягчённые и расслабленные сном, то совершенно не могли защищаться. У одних закутанные шкурами ноги препятствовали движению. Другие же, бросившись за мечами, чтобы принять участие в беспорядочной схватке, беспомощно метались впотьмах, не зная, что делать, и наталкивались на стены, позабыв, где положили оружие. Некоторые, отчаявшись в обрушившемся на них бедствии, ничего и не предпринимали, а только звали один другого и издавали жалобные вопли, не зная, что предпринять. Когда они находились в таком состоянии, ворвавшиеся варвары изрубили и самого Сотериха и его детей и всех прочих; разве только кто случайно ускользнул через заднюю дверь или другим способом. Когда преступники это сделали, они ограбили поверженных и все имущество, которое те привезли с собою, и сверх того императорскую казну, расправившись с Сотерихом и его свитой как с настоящими врагами, а не друзьями и господами.
[img]"[/img]
Итак, это войско с наступлением лета пришло в страну апсилийцев. Когда оно хотело продвинуться дальше, то препятствием ему явился персидский отряд, там собранный. Ибо, узнав о приготовлениях римлян и о том, что они идут на мисимиан, персы, выступив из Иверии и городков, расположенных вокруг Мухирисиса, двинулись на римлян, предупредив их в занятии, местности, чтобы оказать там помощь мисимианам. Поэтому римляне, находясь в укреплениях апсилийцев, старались протянуть время, пока не истечёт срок жатвы; идти же в боевом строю против персов и соединённых с ними мисимиан считали неосмотрительным и даже весьма опасным. Итак, каждое войско оставалось на месте; ни одно из них не делало даже попытки продвинуться дальше, но они взаимно наблюдали друг за другом и выжидали, кто двинется первым. Были у персов также вспомогательные войска из гуннов савиров.

В тексте Агафия однозначно утверждается, что язык мисимиан и язык лазов - разные языки, хотя первые являются подданными вторых. Многие грузинские авторы не согласны с такой трактовкой текста. Они трактуют, в свою очередь, будто бы Агафий противопоставлял языки мисимиан и апсилиейцев, а не колхов. Но в тексте вообще прямо говорится о мисимианах, косвенно о колхах (1-е дополнение), а об апсилийцах вспомогательно (2-е дополнение). Прямой объект не может сравниваться со 2-м дополнением, минуя 1-е дополнение. То есть, если сказать без упоминания апсилийцев:

"мисимиане были подданными царя колхов,но язык у них разный, так же как и нравы".

Выглядит логично, так как описывается сложная ситуация, когда вассал не является родственным сюзерену.

Но если же сказать, по другому:

"мисимиане и апсилийцы были подданными царя X, но язык у них разный, так же как и нравы".

Выглядит нелогично, так как отношение двух вассалов между собой, не имеет никакого отношения к их подданству. А тут речь идет именно о мисимианах, и характере их подданства.

Далее автор утверждает, что мисимиане близки по образу жизни с апсилийцами, что полностью опровергает грузинскую трактовку. И видимо, именно поэтому византийцы послали на переговоры с мисимианами именно апсилийцев, а не колхов.

Когда наступила зима, персы, тотчас же снявшись с лагерей, отступили снова в Котаисий и Иверию с целью там зимовать, отказавшись тем самым на длительное время от помощи мисимианам. Ибо отечественными установлениями и нравами у них не допускается предпринимать зимой продолжительные и трудные заграничные военные походы. Римляне же, освободившись от преграждающих путь персов, продолжали свой поход в сторону мисимиан. Когда они дошли до так называемого укрепления Тибелия (крепость Цибилиум - Цабал), отделяющего страну мисимиан от апсилийцев, прибыл Мартин, чтобы принять команду и руководить всем войском. Но некая приключившаяся с ним там тяжёлая болезнь помешала осуществлению его намерения. Поэтому он остался там, чтобы немного позднее возвратиться в страну колхов и в ее крепости. Войско же тем временем продолжало продвигаться вперёд, руководимое прежними командирами. Прежде всего оно решило ещё раз испытать настроение мисимиан, не возвратятся ли они добровольно к более благоразумным намерениям, признав своих прежних правителей, не раскаются ли они в совершенных ими преступлениях, сдавшись римлянам без боя и возвратив все деньги, похищенные у Сотериха. Итак, отобрав, насколько это было возможно, самых разумных людей из апсилийцев, римские начальники посылают их в качестве послов. Мисимиане же были далеки от того, чтобы отказаться от своего упорства и новыми деяниями загладить безрассудство старых. Мало того, эти преступные люди, обременённые злодеяниями, находящиеся во власти злого демона и заслуживающие всякого бранного наименования, которое им могло присвоить справедливое негодование, отбросив и нарушив общечеловеческие законы, немедленно убили послов, хотя они были апсилийцами, их соседями, близкими им по образу жизни, хотя они и не знали и не принимали участия в том, в чем те обвиняли одинаково римлян и Сотериха, но желали только сделать дружеский без всякого упрёка совет, могущий принести им выгоду. #абазги #саниги #апсилы #абаза #мисимиане #восточное причерноморье #абазгия #зихия
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх